Z

Oct. 9th, 2012 05:15 pm
be4ver: (Default)
Read more... )

Еще хуже обстоит дело в аспирантуре, где студентов учат сочинять «современную» музыку. Даже современная музыка подчиняется ненавистным правилам — вроде того, насчет двенадцати тонов: мол, нельзя взять первую ноту, пока не опишешь круг по остальным одиннадцати и теоретически не расстроишь тональность, придав каждой высоте тона одно и то же значение.

Основное Правило должно быть таким: «Если, ПО-ВАШЕМУ, вещь звучит хорошо, она — первый сорт; если же, ПО-ВАШЕМУ, вещь звучит плохо, она — дерьмо». Чем разнообразнее ваш музыкальный опыт, тем легче определить, что вам нравится, а что не нравится. Американские радиослушатели, которых всю жизнь держат на скудной диете из______(заполните пропуск), живут в столь тесном музыкальном мирке, что они не в состоянии разобраться в собственных пристрастиях.

В радиомузыке господствует тембр (ткань мелодии, скажем, «Багрового тумана», исполняемого на аккордеоне, коренным образом отличается от того, что с ним делает Хендрикс на визжащей гитаре с фидбэком).

На пластинке по общему тембру (зависящему от коррекции отдельных партий и соразмерности их звучания в смикшированной записи) можно уловить, О ЧЕМ данная песня. Инструментовка дает важные сведения о том, что ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ композиция, а в некоторых случаях становится важнее самой композиции.

Американские слушатели мало знакомы с этнической музыкой других культур, а современную оркестровую композицию слышат разве что в последнем фильме или фоном к телепередаче.

Удивительно, что в учебных заведениях до сих пор преподается курс музыкальной композиции. Это же бессмысленная трата денег — ходить в колледж, чтобы выучиться на современного композитора. Пусть это какой угодно замечательные курс — как, черт подери, вы будете зарабатывать на жизнь, когда его окончите? (Простейший выход — самому стать преподавателем композиции и заражать этой «хворью» следующее поколение.)

Один из факторов, от которых зависит учебный план в музыкальных колледжах, таков: какое из нынешних веяний современной музыки заставит таинственных благодетелей из Страны Благотворительных Фондов раскошелиться на самый крупный грант. Если в период учебы вы не сочиняете серийную музыку (в которой высоты снабжены цифрами, динамики снабжены цифрами, вертикальные плотности снабжены цифрами и т.д.), если у вашей музыки иная родословная, это не есть подходящее музыкальное произведение. Вокруг толпятся критики с академиками, они только и ждут возможности объявить ваш опус куском дерьма лишь потому, что у вас цифры не сходятся. (Забудьте и о том, как он звучит, растрогал ли он кого-нибудь, или на какую тему написан. Самое главное — цифры.)

Фонды, субсидирующие людей, погруженных в эти занятия, время от времени прекращают вкладывать деньги в одно музыкальное направление, придя в восторг от другого. К примеру, некогда они финансировали только «буп-бип» (серийные и/или электронные композиции). Ныне они финансируют только «минимализм» (упрощенные, изобилующие повторениями композиции, легкие для разучивания, а значит рентабельные). И что при этом преподается в колледжах? Минимализм. Почему? Потому что в него ВКЛАДЫВАЮТ ДЕНЬГИ. Конечный культурный результат? Монохромонотонность.

Для того чтобы добиться известного положения в университете, профессор или местный композитор должны делать Упор на что-то очень модное — что-то ДЕНЕЖНОЕ, а сейчас, когда пишутся эти строки, пароль — МИНИМАЛИЗМ.

Так что, проверив в конце напряженного семестра тетрадки своих подопечных, будущих минималистов, профессоры поправляют береты и принимаются заполнять бланки заявок на «финансовую помощь». В конкуренции за кусок этого жирного пирога ежегодно участвуют на равных и преподаватели, и студенты.

В один прекрасный день учреждения, субсидирующие культуру, непременно прекратят финансировать минималистскую музыку и вложат деньги во что-нибудь другое, а Ландшафт Серьезной Музыки будет усеян высохшими останками «опытных минималистов с дипломом».

(src)
be4ver: (lark`s tongues)
Иногда полезно сначала много лет пить чай из пакетиков, заваренных во второй раз, проникнуться, обзавестись общей с пакетиком историей. А потом однажды ты попадаешь в место, где достать пакетик-вторяк трудней, чем набросать в заварник сухих чайных листьев. С первого раза это трудно воспринимать. Например, они непривычно пахнут. Если бы произошло хронологически наоборот - ты бы узнал одну вещь, а так знаешь две.

Например, если бы на первых курсах мне попался Бротиган, я бы вряд ли осилил Мураками или Эрленда Лу, хотя они и неплохи сами по себе.

А вообще все большее уважение внушают люди, которые пишут лаконично. Короткие предложения, к которым нечего добавить: не удивлюсь, если работа над таким текстом заканчивается на этапе "нечего выбросить". Как хорошо постриженный куст. Приятно, когда тебе достается вещь, по которой видно, что над ней работали. Потому я когда-то ругался на Берроуза: вывалить сырой текст и думать, что он уже совершенен. Хотя, подозреваю, что он об этом совсем не думал.

Это напоминает импровизаторов. Некоторые принципиально не готовятся к выступлению, думают, что им и так есть, что сказать. А если сейчас нет, то во время исполнения появится (в прошлый же раз под пиво получилось, чо!). (как бы не так: иногда и правда появляется, но это кто-то более опытный вытягивает на своей спине; еще реже - появляется по-честному, но это случайность, не воспроизводимая систематически) Другие всю эту комбинаторику перебирают во время репетиции, а на публике пользуются проверенными схемами: вроде бы и динамическая генерация контента - и план наступления продуман, что уменьшает вероятность, что что-то пойдет не так. Как ни крути, конечному юзеру приятно, когда над чем-то работали. А сырых материалов он может и сам накопать за углом.
be4ver: (beefheart)
В 1960-м произошло много чего нового, включая появление в Нью-Йорке чернокожего альт-саксофониста Орнетта Коулмена, который взбудоражил весь джазовый мир. Просто вот пришел и всех сделал. Билетов в «Файв Спот» было не достать — он там каждый вечер выступал с Доном Черри, который играл на пластмассовой карманной трубе (у Орнетта тоже, по-моему, был пластиковый саксофон), с басистом Чарли Хейденом и ударником Билли Хиггинсом. Они играли так называемый «свободный джаз», или «авангард», или «новую волну», как хочешь. Многие знаменитости, обычно ходившие на меня, — например, Дороти Килгаллен и Леонард Бернстайн (который, мне рассказывали, вскочил как-то на одном моем концерте и сказал: «Да это же величайший переворот в джазе!») — заинтересовались Орнеттом.

Read more... )

Кажется, Сесил Тейлор появился вместе с Орнеттом, может, чуть позже. Он на фортепиано звучал так же, как Орнетт и Дон на своих трубах. Я о нем такого же мнения, что и о них. У него классическая выучка, он очень техничный пианист, но мне совершенно не нравился его подход к музыке. Он барабанил огромное количество нот только ради самих этих нот. Просто выпендривался, хвастал техникой. Помню, как-то вечером нас с Диззи и Сарой Воэн затащили в «Бердленд» послушать Сесила Тейлора. Я совсем недолго его послушал и ушел. Я его не ненавидел, ничего подобного, я его и сейчас не ненавижу. Мне просто не нравилось, как он играл. (Мне рассказали, что когда Сесила спросили, нравится ли ему моя игра, он сказал: «Для миллионера сойдет». Очень остроумно, я и не знал, что у него есть чувство юмора.)

(src)


Arc Slender: (Cecil Taylor Solo) Original ink & acrylic painting 27.5 x 39'' (70 x 100 cm)
May 24, 1996.
be4ver: (Default)
Так называемый Берроуз-фест еще не начался, а уже весело.
Объявили, что аппарата там не будет, а потому все электрические инструменты отменяются. Ударной установки, разумеется, тоже. Если, конечно, кто-то не настолько ебанькоэнтузиаст, чтобы тащить свое оборудивание по морозу через полгорода.

Честно говоря, я даже рад. И не потому что мои взгляды на то, какой должна быть музыка (и должна ли она быть вообще), слишком расходятся с Супремусом. А потому что, как показывает практика, тот, кто связался с Лаб-комбинатом в первый раз - неосмотрительная личность, не доверяющая собственным ощущениям. Человек, который имеет дело с этой организацией повторно - либо находится в безвыходном положении (надо показаться хоть где-нибудь), либо додумайте о нем что-нибудь плохое сами.

Не будем показывать пальцами, но был такой диалог:
Read more... )
be4ver: (Peter Marček)
Что ж, приступим! Главное — начать! Начну с коня! Я смутно припоминаю коней с этрусских ваз, виденных мною в Лувре. (Примечание: во все великие эпохи искусства лошадь стояла очень близко человеку!) Начинаю рисовать. Начинаю с самого легкого — конской задницы. С небольшого отверстия для хвоста, который можно приделать потом. Едва я принимаюсь за туловище, как сразу замечаю, что оно получается чересчур вытянутым. Не забывай, ты рисуешь коня — не ливерную колбасу! У меня смутное ощущение, что некоторые из тех ионийских коней, что я видел на черных вазах, имели удлиненное туловище; и ноги у них шли откуда-то из середины, очерченные глубокой тонкой линией, на что можно обращать или не обращать внимание, в зависимости от того, как вы чувствуете анатомию. Имея это в виду, решаю рисовать ионийского коня. Но теперь возникают новые трудности. Речь идет о ногах. Воспроизвести форму конской ноги чрезвычайно сложно, если приходится полагаться только на свою память. Я могу припомнить лишь ту часть, которая идет от щетки вниз и называется: копыто. Дорисовать остальное — задача непростая, очень непростая. Как и присоединить ноги к туловищу, чтобы они выглядели естественно, а не казались приклеенными. У моего коня уже пять ног: самое простое — переделать лишнюю в фаллус эректус. Сказано — сделано. И вот мой конь стоит ну прямо как терракотовая статуэтка VI века до нашей эры. Хвоста еще нет, но я оставил место как раз над заднепроходным отверстием. Хвост можно пририсовать в любой момент. Главное теперь — это придать ему жизни, скажем, поднять на дыбы. Так что я поднимаю ему передние ноги вверх. Теперь одной своей частью он находится в движении, другой — стоит, как вкопанный. Добавив соответствующий хвост, можно превратить его в отличного кенгуру.

Пока я экспериментировал с ногами, брюхо у моей коняги превратилось в не поймешь что. Насколько мог, подправил его — и оно стало похожим на гамак. Если то, что я рисую, в конце концов окажется не похоже на коня, я всегда могу сделать из него гамак. (А не спящих ли в конском брюхе людей видел я на одной из ваз?)

Извините за много буков, но не запостить это я не могу. )

(src)
be4ver: (Default)
Нам в редакцию пишут. Два физика стебутся над современными философами/социологами-постмодернистами.
Это любопытно. Например, Бодрияр:
"""
Самое удивительное - то, что две гипотезы: апокалипсис реального времени и чистой войны, и победа виртуального над реальным - имеют место в одно и то же время, в одном и том же пространстве-времени, и неумолимо следуют друг за другом. Это свидетельство того, что пространство события стало гиперпространством с многократным преломлением, что пространство войны окончательно стало неевклидовым.

Создается впечатление, что существует традиция использования математических понятий вне их контекста. У Лакана это торы и мнимые числа, у Кристевой - бесконечные множества, в данном же случае это неевклидовы пространства (употребляемые в общей теории относительности). Что все это могло бы означать? Впрочем, а что представляло бы собой евклидово пространство войны? И наконец следует подчеркнуть, что понятие «гиперпространство с многократным преломлением» не существует ни в математике, ни в физике; это словосочетание - бодрийаровское - чистая выдумка.

Read more... )
Как заметили Гросс и Левитт, «это столь же напыщенно, сколь и бессмысленно».
В работах Бодрийара содержится большое число научных терминов, которые использованы без должного внимания к их значениям и помещены в явно не подходящий им контекст. Воспринимаются ли они как метафоры, или нет, они могут лишь создать видимость глубины банальным рассуждениям о социологии и истории. Кроме того, научная терминология смешивается со столь же легко используемой ненаучной терминологией. В конечном счете, возникает вопрос, что останется от мысли Бодрийара, если стереть весь покрывающий ее словесный глянец.
"""
------------------------------------------

Чорд, а ведь когда-то мне такое нравилось, и я читал с интересом. Видимо, это перерастается.
Но по-хорошему, напоминает эзотерическую литературу. Или всякую псевдонаучную чушь про биополя, энергетические уровни и все такое прочее.
Выглядит сложно и важно. Но если за такой текст посадить нормального редактора, который соскребет лишние рюшечки и исправит откровенные глупости, то окажется, что ничего нового и ликбез для умственно отсталых.

Я знал многих, которые на таком висели. Обычно они несли такую чушь несколько минут, потом с надеждой смотрели мне в глаза: ну ты-то меня понимаешь, ты же химик. Отчего возникало непреодолимое желание треснуть чем-то тяжелым.

Похожий случай описывает другой физик в небезызвестной книге:

Read more... )
Итак, я остановился - наугад - и прочитал следующее предложение очень
внимательно. Я сейчас не помню его точно, но это было что-то вроде:
"Индивидуальный член социального общества часто получает информацию чрез
визуальные, символические каналы". Я долго с ним мучился, но все-таки
перевел. Знаете что это означает? "Люди читают".

Затем я перешел к следующему предложению и понял, что его я тоже могу
перевести. Потом же это превратилось в пустое занятие: "Иногда люди читают;
иногда люди слушают радио", - и т.д. Но все это было написано так
замысловато, что сначала я даже не понял, но, когда, наконец, расшифровал,
оказалось, что это полная бессмыслица.

На этой встрече произошло всего одно событие, которое доставило мне
удовольствие, или, по крайней мере, позабавило. Каждое слово, которое
произносил каждый выступающий на пленарном заседании, было настолько важным,
что был нанят стенографист, который печатал всю это чертовщину. День,
наверное, на второй, стенографист подошел ко мне и спросил: "Чем Вы
занимаетесь? Вы, конечно же, не профессор".
- Я как раз профессор.
- Чего?
- Физики - науки.
- О! Так вот в чем, должно быть, причина, - сказал он.
- Причина чего?

Он сказал: "Видите ли, я - стенографист и печатаю все, о чем здесь
говорят. Когда говорят все остальные, я печатаю все, что они говорят, не
понимая ни слова. Но каждый раз, когда встаете Вы, чтобы задать вопрос или
что-то сказать, я понимаю все, что Вы имеете в виду - в чем суть вопроса или
что Вы говорите - поэтому я и подумал, что Вы просто не можете быть
профессором!"

Read more... )
be4ver: (ленин-гриб)
Для чего вы пишете? Если вы не собираетесь рассказать историю — катитесь нахуй. В этом обществе принято снисходительно относиться к таким, как вы. Для вас изобретены карьерные лестницы, консюмеризм и богемный образ жизни в отрыве от контекста без отрыва от производства. Наука и спорт в конце концов. Множество благородных способов самовыразиться.

Если вы не планируете или не можете рассказывать, вам очень даже есть, чем заняться, не прибегая к литературе, где вы вынуждены прятать куцое содержание за развесистой формой. Но если вы не рассказчик — бога ради, не лезьте в литературу (а также, по-хорошему, в музыку, кино, живопись, ну вы поняли): для вас есть журналистика, копирайтинг и дизайн рекламы в таком виде, в каком они существуют в подавляющем большинстве случаев.

Читатель, не отличающий рассказывание историй от конструирования постмодернистских текстов — пример эталонного сноба ("выглядит дорого, ура! вчера я видел, как подобную хуиту с похожими внешними атрибутами потреблял чувак, который что-то понимает в этой жизни"). Как известно, любой снобизм растет из глубокой внутренней ущербности, и внутри напыщьпыщенного гурмана всегда сидит опустившийся культурологический алкаш, который потребляет любой информационный шмурдяк без разбору, когда никто не видит, ибо по-честному разницы не чувствует. И, соответственно, недоумевает.

Read more... )
be4ver: (Default)
[...] Cовременную живопись я почти не видел до своей поездки в Париж в 1910 г., когда я приобрел сразу двух Пикассо, увы, потерянных, так как они остались в моем доме в Устилуге."

[...] Он [Скрябин] говорил со мной о Дебюсси и Равеле и о моей собственной музыке.
Он был абсолютно лишен проницательности: «Я могу показать вам, как писать в стиле их французских ужимок. Возьмите мелодическую фигуру из пустых квинт, смените ее увеличенными 64 аккордами, добавьте башню из терций до получения достаточного диссонанса, затем повторите все это в другом ключе, и вы сможете сочинять настолько под Дебюсси и Равеля, насколько пожелаете».

Read more... )

И. Стравинский - Диалоги («МУЗЫКА», Ленинград, 1971)
be4ver: (Default)
Через месяц после моего визита к миссис О'М. в газете 'Нью-Йорк таймс' появилась статья под заголовком 'Секрет Шостаковича', где китайский невролог Дейжу Ванг утверждал, что 'секретом' композитора был подвижный осколок снаряда, оставшийся у него в мозгу, в височном роге левого бокового желудочка. Шостакович отвергал все предложения его удалить:

С того момента, как в его мозг попал осколок, Шостакович, по его собственным словам, наклоняя голову, каждый раз слышал музыку. Сознание его наполнялось мелодиями, все время разными, которые он использовал в своих сочинениях.

Рентгеновские снимки, согласно данным доктора Ванга, показали, что, когда Шостакович менял положение головы, осколок перемещался внутри черепа и надавливал на 'музыкальную' височную долю, порождая бесконечный поток мелодий, служивших пищей музыкальному гению композитора. Р. А. Хенсон, издатель сборника 'Музыка и мозг' (1977), хотя и выразил серьезные сомнения по поводу этой гипотезы, категорически отрицать ее не стал. 'Не берусь утверждать, что это невозможно', - заметил он.

(src)
занимательное чтиво, кстати. это вам не докторхауса смотреть.

[1]

Jun. 16th, 2011 01:31 pm
be4ver: (ленин-гриб)
Сюжетный план. Наступает окончательный и бесповоротный конец всему. Все чувствуют его приближение, но не предпринимают ничего. В итоге все, начиная с автора, умирают. По мере приближения к неизбежному эпизод теряет повествовательные черты, в конце лишаясь признаков осмысленного текста, т.к. рассказывать становится не о чем.

Реальный план. Сюжет во многом пересекается с реальными событиями: большинство предсказаний конца света сбылось, но обыватель так ни разу ничего и не заметил, будучи слишком занят. Автору действительно случалось несколько раз пересоздавать вселенную из-за ее нестабильности и фантастической тупости населения.

Тематический план. Очевидно, тема эпизода - полный абзац, что подчеркивается автором с помощью техники деления текста на абзацы - по одному на каждый земной год. Первые три абзаца начинаются буквами П-П-Ц, что, по мнению многих комментаторов, означает разрушенный силлогизм, попытки доказать который приводят к абсолютно бессмысленным результатам. Впрочем, вполне возможно, что это не обозначает ничего.

Плановый план. Очевиден, но крайне размыт, и наличие соответствий становится под сомнение. Впрочем, при желании обнаруживается где угодно, хотя традиционно приписывается последним асемическим абзацам: автор подтверждает, что избранная им техника отражает последовательный морфинг между четырьмя типами сюжета (Borges et al.) - а не стадии наркотического опьянения, как считают некоторые.

Дополнительные планы. Переключая мозг в различные состояния, можно заметить, что автор утверждает следующие соответствия: животное эпизода - песец, цвет - белый шум, орган - vagina dentata, искусство - эвтаназия.

be4ver: (Default)
И вот еще что: "Доктор Фаустус" - самая нудная книга из читанных мной. По степени занудства превосходящая, скажем, "Игру в бисер" (или какие там еще существуют эталоны нудной литературы) раза в три. Пафоса в них примерно поровну.

Автор, через каждые 20 страниц извиняющийся за лишние подробности, детально прописанных третьестепенных персонажей и просто лирические отступления о надвигающейся войне, жизни, вселенной и вообще. Поминутно напоминающий о том, что пишет ни в коем случае не роман, а биографию1. Я подразумеваю под занудством именно это.

Еще одна черта, приводящая то в недоумение, то в бешенство: ой, да что это я все о себе да о себе - ведь напоминаю, что вы смотрите я пишу биографию Леверкюна, в тени которого я насекомое, чья очередная пятидесятистраничная рефлексия никому не интересна. Оправданы ли такие приемы - вопрос отдельный и тяжеловестности не отменяющий.

Кстати, все это вовсе не значит, что подобные книги - это плохо. Это означает лишь отказ большей части адекватных читателей преодолевать колючую проволоку в тексте: нужна какая-то особая мотивация, чтобы выполнить столько работы над собой.

Впрочем, если смириться с вышеперечисленным, то получить положительные эмоции таки удается: все, что о музыке - хорошо (после прочтения сжечь захотелось написать фугу) и интересно2 (классическое "читал то-то, нашел много личного" detected, но для нахождения личных ассоциаций в чем угодно много ума и не надо). Например почитать пространные описания с подробным анализом несуществующих композиций было приятно.

А вообще книга не о Шенберге, а о Ницше (у которого тоже не все дома были ближе к концу биографии), как оказалось.
Такие дела.


1. Есть подозрение, что это Т. Манн обчитался Джойса, который его впечатлил не то слово: "Я заранее считал, что в сравнении с эксцентричным новаторством Джойса мой труд покажется бледным, традиционным.[...] вопрос Т. С. Эллиота «whether the novel had not outlived its function since Flaubert and James, and whether «Ulysses» should be considered an epic» в точности совпадает с моим собственным вопросом — не случилось ли так, что в области романа теперь примечательны только те произведения, которые по сути уже не являются романами." ("Роман одного романа") Без комментариев.

2. В свободное от работы над книгой время Манн любил ругаться с Шенбергом, который обиделся на то, что его имя в тексте встречается раза два (я вообще-то думал, что они близко общались и вместе пиво пили). При том, что в музыкальном плане книга чуть более, чем полностью о том, как виртуальный композитор додумался до додекафонии. Приписка в конце в духе "а вот у кого я спипозаимствовал все, что тут встречается о двенадцатитоновой технике" прототипа (одного из) главного героя нисколько не удовлетворила: «Он только усугубил свою вину в желании меня умалить: он меня называет одним (!) современным композитором и теоретиком. Конечно, через два или три поколения все будут знать, кто из нас двоих современник другого». Это тоже смешно.

Dieter Roth

Mar. 3rd, 2009 12:05 pm
be4ver: (magritte)
Read more... )

Дитер Рот использовал шоколад в качестве строительного материала. Он отливал зайцев или собственные бюсты. Зайцев он ставил рядами на полки железного шкафа, шоколад таял, стекал, протухал, его ели черви. Художник отливал новые шоколадные фигуры на место расплывшихся. Свои шоколадные бюсты он ставил одни на другие. Гора росла год от года, сын художника продолжает наращивать ее дальше. Сегодня она весит уже 3 тонны.
Read more... )


С колбасой Дитер Рот тоже много работал. Он измельчил в крошку 20-томное собрание сочинений философа Гегеля, смешал бумагу с салом и сделал колбасу. 20 батонов висят в два ряда, внутри колбасы хорошо видны буковки.

Или вот такой пейзаж: нижняя часть картинки - темно-зеленая, верхняя - желтая, на шранице - половинка кружочка колбасы, след от нее медленно расползается по желтому полю. Надо понимать, это восход солнца.





Dieter Roth - Small Sunset (1968)
sausage on blue/white paper in plastic cover

Read more... )
be4ver: (magritte)


"У подъезда своего дома стоят ребята — мальчик и девочка.
Тут образ детства, полного поэтического мироощущения, мне
виделся в зеркально падающих тенях, во всей нарядности
графического рисунка.
Любопытно, что, когда я показал снимок семилетней дочке,
она тут же повернула его вверх ногами:
— Смотри, вот они уже выросли!
— Разве можно так смотреть? — возразил я.
— Можно, я же смотрю!
Как часто нам, взрослым, не хватает этой способности —
видеть вещи с неожиданной стороны, проще говоря, фантазии!"

Read more... )

Если кому интересно, книгу выложил здесь.
Остальные иллюстрации здесь.
be4ver: (beefheart)
Известно, что такое музыкальная линия 1. Большинство музыкальных инструментов имеет линеарный характер. Высота звуков у различных инструментов соответствует толщине линии: совсем тонкая производится скрипкой, флейтой-пикколо; несколько шире – второй скрипкой, кларнетом; с более низкими инструментами осуществляется переход ко все более широким линиям, вплоть до самых низких тонов контрабаса и тубы.

Помимо ширины линия и в своих цветовых вариациях зависит от разнообразнейших оттенков различных инструментов.

Орган – столь же типичный линеарный инструмент, как рояль – точечный.

Read more... )
be4ver: (Default)
Помимо упомянутых литавр и треугольника в музыке точка может воспроизводиться любыми инструментами (в особенности ударными), причем целостные композиции для рояля возможны исключительно в виде одновременного или последовательного сочетания звучащих точек.1

Пятая симфония Бетховена (первые такты) и то же, переведенное в точки2:



Read more... )



---------------------------------------------------
1. То, что точка всегда сохраняла для музыкантов силу своей более или менее осознаваемой привлекательности, заложено в самой ее природе, и отчетливее всего это демонстрируют «удержанные противосложения» Брукнера, глубокое внутреннее содержание которых можно ощутить под внешней оболочкой: «И даже если в этом (изумление по поводу точек после подписей и на дверных табличках) болезненная форма самопринуждения, то все же [это] не дело рук безумца, помешанного на точках; если знаешь натуру Брукнера, в особенности характер его научного поиска (и в его музыкальных теоретических трудах в том числе), то находишь психологическое объяснение его тяге к ускользающему первоначальному единству всех пространственных построений. Он, в сущности, искал повсюду замыкающие внешние точки, от них происходили для него бесконечные величины, и в них он возвращался к первому элементу». Kurt E. Bruckner. Berlin, В. I. S. 110.

2. В этих переводах мне оказал ценнейшую помощь господин генеральный музыкальный директор Франц фон Хёсслин, за что я и выражаю мою сердечную благодарность.
be4ver: (reh`[by)
Однажды Лиле Брик приснился сон. Она сердится на Маяковского, что тот застрелился. Он ласково вложил ей в руку крошечный пистолет и сказал: «Все равно ты сделаешь то же самое». Она сделала это.
(c)

П5

Oct. 14th, 2008 12:15 pm
be4ver: (ленин-гриб)

Виктор Пелевин
«П5»
Эксмо, 2008 г.

Пятого октября, в полночь в продаже появилось потенциально потрясающее произведение Пелевина «Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана». Премьере предшествовал простой, но полный пафоса пиар-ход: пущен слух о том, что реклама книги якобы запрещена цензурой, а критики, предварительно ознакомившиеся с текстом, не поняли ни черта, и потому давали подписку о неразглашении: как известно, предыдущий опус «Ампир В» в результате утечки был выложен в сети еще до появления в печати (прием, оправдавший себя при раскрутке пятого «Гарри Поттера», например). Впрочем, на презентации книги, прошедшей на полиграфическом комбинате, ее все равно пытались спи.. эээ, утащить.

Под обложкой прячутся пять повестей, не связанных ни общим сюжетом, ни персонажами, а, пожалуй, лишь «фирменным» качеством ироничным взглядом на окружающую автора реальность. А это значит, что нас ждут результаты изменения сознания, трансцендентные ебические силы, прикладная эзотерика, политическая сатира и проблема воздействия больших денег на человека как релятивистский фэн-ш... тфу ты, эффект. Фактически перед нами концентрат Пелевина, напоминающий, если не систематизирующий, его излюбленные приемы.

=== А теперь плохие новости === )
be4ver: (reh`[by)
Uehara Hiromi импровизирует, как мужик, и палится нечасто. Спасибо [livejournal.com profile] ne_0n, что напомнил, с альбома Brain особенно понравился бонус-трек, в остальном он тоже хорош, не лишен юмора и, пожалуй, соплей.

Она способна на радикализм, это чувствуется, но не то стесняется, не то придерживается тренда, и полеты обрываются на самых интересных местах, прерываясь ожидаемыми заплатками. Я вот одного только не пойму: зачем японке такая явно антияпонская музыка.



Ну хорошо, но как же ей тогда доставлять? А вот так (альбом Another Mind, как по мне, интереснее, это оттуда):



Наверное, уже многие видели лучшую рецензию на альбом. Ну и комменты не отстают.

Что ж мне так хреново, ведь раньше я мог пить чаще и больше!

И, наконец, я думал не говорить этого, но последний Сркн, ЖЖОТ, мать его пэрэтак (хотя чем ближе к концу, тем больше разочаровывает, но так должно быть). [livejournal.com profile] yarokuznetsov, например, вообще его за писателя не держит, считая просто фриком (дык, одно- частный случай другого). Что ж поделать, если сегодня быть фриком- это мейнстрим.
be4ver: (ленин-гриб)
//============== #1 ===
Обычно говорили, что я пытаюсь «ввести в заблуждение» средства массовой информации, когда
одной газете я давал одну автобиографию, а другой — другую. Мне нравилось давать разную
информацию разным изданиям — так я мог проследить, откуда люди берут информацию. Таким
образом, когда я знакомился с людьми, я всегда мог определить, какие газеты и журналы они
читают, по моим же собственным высказываниям, которые они мне повторяли. Иногда забавная
информация возвращается годы спустя, когда интервьюер говорит: «Вы как-то сказали, что
Лефрак Сити — самое красивое место в мире», и тогда я понимаю, что он читал интервью, которое
я как-то давал журналу «Аркитекчурал Форум».

А мне нравится то, что каждый раз меняется. Вот почему мне нравятся актеры-любители и плохие исполнители — никогда не угадаешь, что они выкинут.

Один мой знакомый попал в самую точку, когда сказал: «Фригидные люди действительно добиваются успеха». У фригидных людей нет стандартных эмоциональных проблем, которые стесняют многих и мешают им заниматься делом. Когда мне было двадцать с небольшим и я только что закончил колледж, я понимал, что недостаточно фригиден, чтобы не давать эмоциональным проблемам отвлекать меня от работы.

А: Я всегда думаю о людях, которые строят здания, а потом умирают, и их больше нет на свете. Или например, в фильме показывают толпу, а в жизни все эти люди давно умерли. Это пугает.

Andy Warhol- Философия.
=== Дальше === )
be4ver: (Default)
Таба Циклон
[Approaching Taba Cyclone] Недавно на субботнике мы бродили по свалке и нашли дохлого песика. При жизни он выглядел довольно мило. Какого фаллоса он делал на заборе, на котором, лежа на боку, собирался в небесную псарню, неизвестно...

Я вообще не понимаю, почему некоторые считают эту книгу извращенной. Для тех, кто читал прежние опусы Последнего Великого Писателя, это чистейший мейнстрим. Лично для меня это самая цивильная книга за последние полгода. А может, даже больше.

Первый прыжок Дани Шеповалова в крупную форму. Полное погружение в собственные словесные испражнения с опасностью захлебнуться. Писатель, теряющийся в собственных текстах и не различающий, где заканчивается выдуманное, загоняет персонажей в липкие миры с недружелюбным интерфейсом. При попытке создать текстовую автокопрофагию вышло нечто, что лучше не классифицировать. Трудно сказать, плюсик это или минусик.

== GO MORE TABBED=== )

August 2013

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526 2728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 05:29 am
Powered by Dreamwidth Studios